22:45 

Выученная беспомощность

Murisya
Выученная беспомощность (learned helplessness) — особенность поведения, приобретаемая при систематическом негативном воздействии, избежать которого нельзя. Живое существо становится беспомощным, если оно привыкает к тому, что от его активных действий ничего не зависит, что неприятности происходят сами по себе и на их возникновение влиять никак нельзя. Особенности исторического развития нашей страны и ее общественного уклада серьезно повлияли на менталитет нации, создав благоприятные условия для возникновения беспомощности у людей. Главными условиями воспитания беспомощности являются непредсказуемость, неконтролируемость событий и невозможность оказывать на них влияние.

Теория выученной беспомощности

Мартин Селигман в 1964 году, будучи молодым выпускником университета, сумел сделать наблюдение, которое заложило основу одной из самых известных психологических теорий, дающих объяснение неуверенности в себе и беспомощности. Идея эксперимента состояла в том, чтобы сформировать у собак условный рефлекс страха на звук высокого тона. Для этого их, вслед за громким звуком, подвергали несильным, но чувствительным ударам электрического тока. Предполагалось, что спустя некоторое время собаки будут реагировать на звук также, как они раньше реагировали на электрошок — будут выскакивать из ящика и убегать. Но собаки этого не делали! Они не совершали элементарных действий, на которые способна буквально любая собака! Вместо того, чтобы выпрыгнуть из ящика, собаки ложились на пол и скулили, не совершая никаких попыток избежать неприятностей! Селигман предположил, что причина может состоять в том, что в ходе самого эксперимента собаки не имели физической возможности избежать электрошока — и привыкли к его неизбежности. Собаки научились беспомощности.

Селигман решил использовать павловскую схему для того, чтобы экспериментально изучить природу беспомощности, понять причины ее возникновения, и таким образом найти пути ее преодоления. Вместе с другим молодым аспирантом — Стивеном Майером — он разработал схему эксперимента, названного им триадным, предполагавшим участие трех групп животных. Вот как сам Селигман описывает схему этого эксперимента: «…Первой группе предоставлялась возможность избежать болевого воздействия. Нажав на панель носом, собака этой группы могла отключить питание системы, вызывающей шок. Таким образом, она была в состоянии контролировать ситуацию, ее реакция имела значение. Шоковое устройство второй группы было „завязано“ на систему первой группы. Эти собаки получали тот же шок, что и собаки первой группы, но их собственная реакция не влияла на результат. Болевое воздействие на собаку второй группы прекращалось только тогда, когда на отключающую панель нажимала „завязанная“ с ней собака первой группы. Третья группа шока вообще не получала». Таким образом, две группы собак подвергались действию электрошока равной интесивности в равной степени, и абсолютно одинаковое время. Единственное различие состояло в том, что одни из них могли легко прекратить неприятное воздействие, другие же имели возможность убедиться в безрезультативности своих попыток как-то влиять на неприятности. С третьей группой собак ничего не делали. Это была контрольная группа.

После такого рода «тренировки» все три группы собак были помещены в ящик с перегородкой, через которую любая из них могла легко перепрыгнуть, и таким образом избавиться от электрошока. Именно так и поступали собаки из группы, имевшей возможность контролировать шок. Легко перепрыгивали барьер собаки контрольной группы. Собаки же с опытом неконтролируемости неприятностей жалобно скулили, метались по ящику, затем ложились на дно и поскуливая переносили удары током все большей и большей силы.

Из этого Селигман и его товарищ сделали вывод, что беспомощность вызывают не сами по себе неприятные события, а опыт неконтролируемости этих событий. Живое существо становится беспомощным, если оно привыкает к тому, что от его активных действий ничего не зависит, что неприятности происходят сами по себе и на их возникновение влиять никак нельзя.

Развитие теории: с людьми бывает то же самое…

Не секрет, что возможность непосредственного применения результатов, полученных на животных, к объяснению особенностей поведения человека до сих пор вызывает большие сомнения. Конечно, эти сомнения возникли и у Селигмана, у его коллег – психологов.

Дональд Хирото, молодой американский психолог, в 1971 году попытался проверить, работает ли механизм, обнаруженный Селигманом, у людей. Хирото придумал следующую схему эксперимента. Сначала он предложил трем группам испытуемых обнаружить комбинацию кнопок, нажатие которых будет отключать громкий раздражающий звук. У одной группы такая возможность была – искомая комбинация существовала. У другой же группы кнопки были просто отключены. Какие бы комбинации они не нажимали – неприятный звук не прекращался. Третья группа вообще не участвовала в первой части эксперимента. Затем испытуемых направляли в другую комнату, где стоял специально оборудованный ящик. Испытуемые должны были положить в него руку, и когда рука прикасалась ко дну ящика, раздавался противный звук. Если испытуемые касались противоположной стенки – звук прекращался.

Эксперименты Хирото доказали две важные вещи. Было установлено, что люди, имевшие возможность отключать неприятный звук, выключали его и во второй серии экспериментов. Они не соглашались с ним мириться, и быстро обнаруживали способ прекратить неприятные ощущения. Так же поступали люди из группы, не участвовавшие в первой серии. Те же, кто в первой серии испытал беспомощность, переносили эту приобретенную беспомощность в новую ситуацию. Они даже не пытались выключить звук – просто сидели и ждали, когда все кончится.

Два важных факта состояли в том, что у людей существует уже установленный на животных механизм возникновения беспомощности, и что беспомощность легко переносится на другие ситуации.

Влияние беспомощности на продолжительность жизни человека

Новые результаты получили Эллен Лангер и Джуди Роден. Они работали с людьми преклонного возраста в частной лечебнице и и имели возможность кое-что изменить в жизни пожилых людей. На двух разных этажах они дали старикам две почти одинаковые инструкции, различающиеся лишь по степени, в которой старики могли что-либо изменить в окружающей их действительности.

Вот инструкция, которая давала людям право выбора: “Я хочу, чтобы вы узнали обо всем, что можете делать сами здесь, в нашей клинике. На завтрак вы можете выбрать либо омлет, либо яичницу, но выбрать нужно вечером. По средам или четвергам будет кино, но записываться нужно будет заранее. В саду вы можете выбрать цветы для своей комнаты; можете выбрать, что хотите, и унести к себе в комнату – но поливать его вы должны будете сами”.
А вот та, которая лишала их возможности влияния, хотя и реализовывала идею абсолютной заботы о стариках: “Я хочу чтобы вы узнали о тех добрых делах, которые мы делаем для вас здесь, в нашей клинике. На завтрак бывает омлет или яичница. Омлет мы готовим по понедельникам, средам и пятницам, а яичницу – в остальные дни. Кино бывает вечером в среду и четверг: в среду – для тех, кто живет в левом коридоре, в четверг – для тех, кто в правом. В саду растут цветы для ваших комнат. Сестра выберет каждому по цветку и будет за ним ухаживать”. Таким образом, получалось, что обитатели одного из этажей дома престарелых могли сами распоряжаться своей жизнью; на другом же этаже люди получали те же блага, но без возможности влиять на них. Через восемнадцать месяцев Лангер и Роден вернулись в лечебницу. Они установили, что группа с правом выбора оказалась более активной и счастливой, судя по специальным оценочным шкалам. Они также обнаружили, что в этой группе умерло меньше людей, чем в другой. Этот поразительный факт свидетельствовал, что возможность выбора и контроля ситуации могут спасать жизнь, а беспомощность, возможно, способна убивать..

Очень любопытный материал на эту тему был опубликован в журнале «Сноб». Маша Гессен побеседовала с Николасом Эберстадтом, американским демографом и экономистом, который в течение последних тридцати пяти лет изучает ситуацию в России и пытается ответить на вопрос: «Почему в России смертность неуклонно растет, как нигде в мире, в том числе, и в странах с гораздо более низким уровнем жизни?»

«Для примера - ожидаемая продолжительность жизни пятнадцатилетнего мальчика сегодня в России меньше, чем в Сомали. А продолжительность жизни москвича ниже, чем у жителя Калькутты. Я не бывала в Калькутте, зато была в Мумбаи и некоторых других индийских городах-миллионерах и должна сказать, что на первый взгляд, кажется, что в Москве с экологией получше: у нас, по крайней мере, нет сточных канав (в которых предположительно множатся экзотические болезни) на улицах, да и воздух - трудно поверить! - почище.

По мнению Эберстадта, совокупность действующих на россиян вредных факторов: бедность, плохая экология, стрессы, нездоровый образ жизни, деградация здравоохранения - все это лишь отчасти объясняет аномальный рост смертности. Он предполагает существование некого психологического фактора, подрывающего жизнеспособность россиян и их сопротивляемость болезням, и фактор этот связан с общим пессимизмом жителей России.

Среднестатистический россиянин совершенно не верит в свою собственную способность хоть как-то повлиять на ход событий. Этому немало способствовали политические преобразования, случившиеся за годы правления Путина, в частности, отмена выборов на всех уровнях. Люди ощущают полную беспомощность перед государством, перед милицией, которая может делать что угодно.

Выученная беспомощность и есть тот самый психологический фактор, ответственный за рост смертности русских. Беспомощность, отсутствие веры в то, что можно чего-то добиться, слышится повсюду. Что толку судиться с соседями, которые устроили потоп? Все равно, ничего не добьешься. Зачем идти на митинг? Все равно, туда придет пять человек, и всех разгонят. Какой смысл требовать, на чем-то настаивать? Идти на выборы? Зачем? Известно же, что Путин победит. За химкинский лес боролись-боролись, и что? Все равно трассу через него строят.

Эберстадт высказывает мысль, что и такие события, как процесс над Ходорковским, еще сильнее угнетают общество, причем, на глубоком уровне: если даже Ходорковский с его миллиардами не смог ничего сделать, то что могу я?
И эта установка проявляется во всем, и когда человек заболевает, у него нет сил бороться с болезнью. А какой смысл?»

Условия воспитания беспомощности

Теория выученной беспомощности расценивается Американской психологической ассоциацией как поворотный пункт всего двадцатого века и на это есть веские причины. Она объясняет, почему многие люди сдаются или прекращают сопротивление, столкнувшись с трудностями жизни. Профессор Пенсильванского Университета Мартин Селигман определяет беспомощность как состояние, возникающее в ситуации, когда нам кажется, что внешние события от нас не зависят, и мы ничего не можем сделать, чтобы их предотвратить или видоизменить. Очень непродолжительной истории неконтролируемости окружающего мира достаточно для того, чтобы выученная беспомощность начала жить как бы своей собственной жизнью, стала сама управлять нашим поведением.

Двум группам людей предлагалось решать простые логические задачи, где в серии картинок нужно было обнаружить «лишний» элемент следуя какому-либо принципу. В одной группе испытуемые получали оценки «верно» или «неверно» в случайном порядке (т.е. асинхронно), в другой они (синхронно) получали за правильный ответ оценку «верно», за неправильный — «неверно». В результате в группе с правильными, «синхронными» последствиями количество правильных ответов быстро возрастало, при асинхронности же не наблюдалось значительного улучшения результатов и многие испытуемые довольно быстро отказывались от продолжения эксперимента. Если на их участии настаивали, то они совершали даже большее количество ошибок, чем в начале, поскольку для простых закономерностей пытались найти очень сложные объяснения, искали сложные решения там, где они были очевидны.

Опыт неконтролируемых последствий у животных и людей закономерно приводит к пессимизму и депрессии, к снижению стремления предотвратить трудные ситуации или активно овладевать ими. Ответственны за возникновение этого не столько неприятные или болезненные переживания сами по себе, сколько опыт их неконтролируемости. Именно этим объясняется тот факт, что относительно позитивных последствий Селигман получил схожие результаты. Интенсивное поощрение, возникающее вне зависимости от действий испытуемых — точно так же, как и наказание — приводит к потере инициативы и способности к конкурентной борьбе. Итак,беспомощность у человека вызывается неконтролируемостью и непредсказуемостью событий внешнего мира.

Уже в раннем детстве — в младенческом возрасте человек учится контролю над внешним миром. Помешать этому процессу могут три обстоятельства:

1. полное отсутствие последствий (депривация),
2. однообразие последствий или же
3. отсутствие видимой связи между действиями и их последствиями.

Отсутствие последствий. Никому не нужно объяснять, с чем сталкиваются сироты в большинстве детских домов. Однообразная серая одежда, такая же однообразная и пресная пища, скудная библиотека, занятые своими делами воспитатели и учителя. Однообразие среды дополняется депривацией простого человеческого общения. В замкнутый мирок поступает слишком мало стимулов, слишком мало информации, чтобы растущий человек научился связывать плохие и хорошие поступки с плохими и хорошими последствиями. Разные поступки так или иначе есть всегда. Разных последствий не хватает. Поэтому к моменту выпуска в большинстве случаев молодых людей трудно назвать адаптивными, приспособленными и оптимистичными людьми. По аналогии с этим «экстремальным» примером мы легко обнаружим зоны потенциальной беспомощности в далеком поселке, глухой деревне, в семье начинающего предпринимателя и его жены — учительницы, с утра до поздней ночи занятых каждый своим «бизнесом». Общее во всех этих случаях — бедная на последствия и общение среда, в которой ребенок просто не в состоянии сопоставить разному поведению разные реакции окружения. Этих реакций просто нет.

Пример: Женщина обращается к психологу с просьбой помочь. Ее уже взрослый сын ничего не желает делать. Семья довольно обеспеченная, у каждого из супругов свой бизнес, сыну они тоже ни в чем не отказывают. Чтобы помочь сыну стать на ноги, отец зарегистрировал для того собственную фирму с поставленным уже бизнесом. Нужно только работать. Но сын и этого не хочет! Он либо сидит весь день дома, либо, что еще хуже — берет машину и отправляется проведывать своих дружков. В общем, делом заниматься не хочет — у него нет к нему никакого интереса. Психолог предлагает попробовать изменить кое-что в отношении к сыну (а сыну уже 26!). Изменить последствия, которые имеют его действия. Отобрать машину и отдать тому, кто ведет дела в фирме. Вернуть машину, если он займется делами фирмы. Выплачивать ему в фирме зарплату в точном соответствии с рабочими часами, которые он там проведет. Если управление фирмой не даст нужных результатов — продать ее или забрать себе в управление. Но в этот момент — перестать платить зарплату. Спустя два месяца сын начал вести дела фирмы сам и купил себе на заработанные в удачной сделке деньги собственную машину, чтобы не зависеть от родителей.

Однообразие последствий. Чтобы избежать пессимизма и беспомощности, последствия как минимум должны быть в наличии. И они должны быть разными. Совершенно неожиданные и немотивированные побеги из семьи, агрессивные действия, кражи, вандализм, не имеющие на первый взгляд никакого разумного объяснения, легко его находят в рамках теории выученной беспомощности. Гиперопека детей из богатых семей, чаще всего связанная с однотипно позитивными последствиями, так же опасна, как и гиперконтроль со стандартно следующим штрафом за любые нарушения. Опасность состоит в однотипности последствий. Ребенок, который в ответ на разное (хорошее и плохое) поведение, получает совершенно одинаковые (безразлично, приятные или неприятные) последствия, точно так же теряет ориентиры для управления собственной активностью, как и ребенок, вообще никакой обратной связи не получающий.

Пример: Девочка Саша ходит в первый класс с большой охотой, ей все в школе нравится. Но вдруг родители замечают, что интерес стремительно улетучивается, ребенок не хочет делать уроки, с неохотой идет в школу. Ребенка как бы подменили. Лишь случайно родители узнают, что в классе появился новый учитель, который часто ставит четверки и требует выполнять работу над ошибками. Сначала Саша это делала охотно, поскольку сама видела эти ошибки и знала, как их можно исправить. Но новый учитель даже после прекрасно выполненной повторно работы все-равно ставит четверку. С его точки зрения это — справедливо. Ведь ошибка то была допущена. Саша очень расстроена. Для нее исчез всякий смысл исправлять ошибки. Как бы хорошо она не работала над ошибками — все равно оценка не улучшается. Мотивация к учебе стремительно, в течение двух- трех дней, исчезает. Родителям, к счастью, удается убедить учителя поощрять ребенка, но интерес к школе восстанавливается очень и очень медленно.

Есть еще одна форма беспомощности, возникающей по причине однообразия последствий. Ребенок или взрослый, который, совершая разные — хорошие и плохие, добрые или злые действия, знает, что все равно его родители (или его статус) защитят его от неприятностей, оказывается беспомощным в такой же степени, как и тот, кто наталкивается на массивную критику, что бы он не делал. Если приблизить эти результаты к реальной жизни, то беспомощность возникает тогда, когда человек (ребенок), пытающийся решить некоторую поведенческую проблему, не находит никакой системы в том, как реагируют окружающие на его действия, и никто ему не помогает обнаружить эту систему.

Асинхронность. Третья причина беспомощности может состоять в том, что между действиями и последствиями проходит так много времени (асинхронность во времени), что невозможно связать реакции окружения с теми или иными собственными действиями. Порка по пятницам, разнос по понедельникам, выдаваемая случайно и довольно редко зарплата, все это — последствия, которые асинхронны во времени с их причинами. В этом случае зарплата перестает ассоциироваться с результатами труда, критика родителей — с ошибками, допущенными в домашнем задании. Итог тот же. Таким образом, полное отсутствие последствий (депривация), их однообразие или же отсутствие видимой связи между действиями и их последствиями (асинхронность) приводят к воспитанию беспомощности.

Патерналистское государство и выученная беспомощность

Какими должны быть функции государства в нормальной общественной модели? Его функция — обеспечить людям возможность себя реализовать, то есть, государство должно позаботиться о том, чтобы были доступны кредиты для ведения самостоятельного бизнеса, программы, которые позволяют пройти определенное обучение, платное или бесплатное, чтобы законодательство было прозрачным, чтобы было возможно действовать.

Но этого, на сегодняшний день, нет. И здесь получается интересный момент, — очень много молодых людей не хотят идти работать системно, работать в структуру, поскольку это требует личной дисциплины. У молодых людей нет навыков сделать работу и довести ее до конца, нет понимая того, что от него что-то зависит, это одна из насущных проблем. К сожалению, у нас широко распространены в обществе патерналистские настроения. Очень многие уверены в том, что все проблемы должно решать государство. Либо кто-то еще, но только не каждый на своем месте. Отсюда безынициативность, дефицит новых идей, неустроенность в жизни.

Патернали́зм (лат. paternus — отцовский, отеческий) — покровительство, опека старшего по отношению к младшим, подопечным. Убеждение в том, что государство должно заботиться о своих гражданах, обеспечивать удовлетворение их потребностей. Покровительственное отношение государства к своим гражданам, фирмы к своим работникам, одной страны к другой.

В советские времена патернализм был на высшей стадии. У нас было общество людей, которые были инфантильны и считали, что государство должно им все дать. И сейчас в своем большинстве граждане считают, что государство не выполняет своих обязанностей. Соцопросы показывают, что в обществе усиливаются патерналистские настроения.

Молодежь, которую, воспитывали бабушки и дедушки, когда их родители пытались себя реализовать на волне новых возможностей, сейчас входит во взрослую жизнь, испытывая ностальгию по детству и той заботе, которая обычно характерна бабушко-дедушкиному воспитанию. От них же им передалась ностальгия о том времени, когда за них все кто-то решал, когда государство обеспечивало квартирой, когда не было проблем с трудоустройством, не было такой дикой конкуренции при поступлении в ВУЗы и необходимости искать средства для оплаты образования. У того поколения, кому сейчас до 25 лет, большой всплеск патерналистских ориентаций. Показатель «Я сам отвечаю за свою жизнь и сам для себя должен решить вопрос обеспеченности жильем и уровня жизни, и пенсии», сегодня на уровне 25-30% , согласно данным соцопросов. Таким образом, патерналистические запросы довольно высокие.

У нас после распада СССР возникло новое общество, которое предъявляет к человеку иные, новые требования. В этом новом обществе ответственность за свою жизнь, за достижение успеха ложится на самого человека, что требует собственных усилий. Ожидание разрешения проблем кем-то извне, будь то государство, общество, предприятие, родители, родственники, оказывается непродуктивным. Чтобы человек научился принимать ответственность за свою жизнь на себя, ему нужно дать свободу — разрешить принимать свои собственные решения, даже если они кому-то не нравятся. Нужно дать ему возможность научиться доверять в первую очередь себе, слушать себя, тогда он сможет понять со временем, что ответственность за себя он несет исключительно самостоятельно.

Ответственность — саморегулятор деятельности личности, показатель социальной и нравственной зрелости личности. Ответственность предполагает наличие у человека чувства долга и совести, умения осуществлять самоконтроль и самоуправление. Сделанный человеком выбор, принятое решение означают, что человек готов взять на себя всю полноту ответственности и даже за то, что он не смог предусмотреть. Неизбежность риска сделать «не то» или «не так», предполагает наличие у человека мужества, необходимого на всех этапах его деятельности: и при принятии решения, и в процессе его реализации, и, особенно в случае неудачи. Ответственность — это обратная сторона личной свободы. Одно без другого не бывает. Государство, родители, принимая ответственность за своих граждан, детей и делая выбор за них, лишает их личной свободы. И то, что они зачастую сами этого хотят, нисколько не оправдывает ни родителей ни государство.

У нас человек не зависит от своего труда, он не владелец своей судьбы. По социологическим исследованиям, 90% граждан не считают себя ответственными в полной мере за то, что с ними происходит. Всё больше наших родственников, просто знакомых, соседей, в конце концов, людей из случайного окружения, говорят не о том, как они свой бизнес откроют, типа бутик, магазинчик, кафе, или создадут мастерскую. Чаще говорят о повышении пенсии, о том, что скоро будут дополнительные выплаты, появятся немыслимые льготы. Они уже рассчитывают не столько на результаты собственного труда, а на некое космическое чудо, которое подарит им государство. Отсюда многочисленные депрессии, разрушенные семьи, хроническая усталость многих и многих людей.

Прививки против беспомощности

В ответ на непрерывно растущий вал ежедневных проблем и невзгод людям хочется чувствовать себя хорошо. Жизнь трудна, и мы ищем спасительные средства, которые помогали бы нам каждый день. Все большее число людей уклоняется от своего прямого пути к вершине и начинает искать убежище от тягот восхождения.

В этом плане различные тренинги и наставления множества «гуру» представляются идеальным эликсиром. Искушение найти легкие, простые, «дутые» решения представляет собой очень опасную ловушку на нашем пути к вершине. Многим кажется, что таким образом можно сократить маршрут, но на самом деле это путь в тупик. К сожалению для очень многих все эти психологические «накачки», различные программы по лидерству и саморазвитию не более чем утренняя чашка кофе, которая дает кратковременный душевный подъем. Вы получаете небольшую дозу чего-то жизненно необходимого, что дает вам временное улучшение. Но после того как очередная доза «рассосалась», вам становится отчаянно необходима следующая.
Мотивация, которая привнесена извне, равно как заимствованная надежда, очень быстро «изнашивается». Тем не менее люди продолжают тратить деньги на мотивационные семинары и специальные спутниковые «тарелки», которые позволяют «скачивать» ежедневно из Интернета различные программы самопомощи, для того чтобы получить свою ежемесячную или ежевечернюю порцию «подпитки». Иллюзия психологической помощи является тем «приводным ремнем», который обеспечивает доход в 24 миллиарда долларов в год всей этой мотивационной отрасли.

Однако такая привычка скоро становится вредной, как и любое пристрастие! Психология давно уже установила, что только внутренняя работа является тем корнем, из которого произрастает все древо самосовершенствования. Посредством внутреннего самосовершенствования, человек приобретает навыки работы над своими душевными качествами, он становится более устойчив внутренне, более целенаправлен и спокоен. Другие люди могут лишь указать нам путь, но пройти по нему каждый из нас должен сам. Необходимо заняться конкретным делом, которое для нас на сегодняшний день самое актуальное — это конкретное дело есть ключ к запуску и организации нашей внутренней жизни.

В своих исследованиях Мартин Селигман обнаружил, что, хотя большинство собак легко приучалось к беспомощности, некоторых так и не удалось научить этому инстинкту безнадежности. Каким-то образом они оказались привиты. Селигман попытался исследовать, что же выделяло таких животных, и обнаружил, что в самом раннем возрасте их приучили к тому, что их деятельность что-то значит. В результате они пытались изменить ситуацию еще долгое время после того, как другие прекратили всяческие попытки. По сути, они никогда не прекращали этих попыток! Дальнейшие исследования позволили научиться вырабатывать в людях своеобразный иммунитет против беспомощности.

Как отказаться от своего предназначения?

По данным исследователей, XX век оказался веком беспрецедентного роста депрессии. Феномен выученной беспомощности связан с депрессией. Говоря коротко, выученная беспомощность заключается в том, что человек чувствует себя беспомощным перед воздействием на него внешнего мира. Он уверен, что не в силах повлиять на обстоятельства, не может контролировать свою жизнь. Изучение беспомощности открывает возможности разработки методов профилактики и борьбы с депрессией. Беспомощность может проявляться не только через депрессию, но и в уходе от её адекватного преодоления в алкоголизм и наркоманию.

Люди пытаются бороться с бесконечной лавиной перемен и тем давлением, которое заставляет их делать все больше за все меньшую плату. Непрерывно растущее число людей начинает ощущать: что бы они ни делали — разницы никакой. Беспомощность пускает неизлечимые метастазы безнадежности. Это так называемая «Спираль отчаяния». Безнадежность — раковая опухоль души. Она высасывает жизненные соки и энергию из своего носителя.

Множество людей в нашем обществе выросло без всякой надежды когда-нибудь разорвать тот замкнутый круг, к которому они привыкли с детства. Что уже тут говорить об улучшении жизни! Они ставят под сомнение сам вопрос достижения какой-либо значимости, предпочитая плавание в сером море посредственности. Они чувствуют все нарастающее отчаяние по поводу собственной жизни, собственного будущего и будущего своих детей. Вместо того чтобы смело броситься на преодоление препятствий, все большее количество людей оказывается в этот момент мотивационно опустошенными. Они просто сдаются.

Тем не менее двигаться вперед и вверх — это необходимость. Прекратить восхождение — значит предать свои потенциальные возможности, отказаться от своего предназначения — то есть от своей жизни. Любое отклонение от своего пути есть невосполнимая потеря времени, жизненных сил и возможностей. И все же, по мере того как подъем становится все труднее, все больше и больше людей сходят с пути. Нарастающие невзгоды делают движение по пути гораздо более трудным и рискованным, чем когда-либо ранее. В результате все больше и больше людей прекращают свои попытки продвинуться вперед и вверх и предпочитают выбрать менее опасную судьбу. Будь то в вопросах собственного роста, карьеры, взаимоотношений, вклада в общее дело или самооценки, они решают остановиться на полпути к своей вершине, уютно устроиться в лагере на привале и жить там, теша себя ложной уверенностью в том, что их маленькое и уютное местечко на склоне горы останется спокойным и устойчивым навсегда.

Казалось бы, люди принимают здравое решение, защищая себя от ветров перемен, которые дуют, не переставая. Однако в действительности эти штормы не кончаются никогда. Пережидая бурю, они «пережидают» всю свою жизнь. Постоянные изменения будут происходить всегда. Уютный привал имеет свою притягательную силу. Искушение сделать перерыв в надежде переждать бури перемен или просто избежать ненужных лишений подъема очень сильно. Однако последствия передышки суровы и опасны. Можно просто потеряться в лабиринтах жизни и не реализовать свое предназначение.

Как обучить беспомощности своих родных и близких?

Если вы хотите обучить беспомощности своих родных и близких, то постарайтесь максимально сузить их инициативу. За все дела беритесь сами и сопровождайте высказываниями «Я сам (-а) лучше сделаю», «Да ты же ничего не умеешь», «Раньше учиться надо было». Если вопреки Вашему желанию, кто-то что-то сделает сам, тут же продемонстрируйте с презрительной улыбкой свое превосходство, прокомментировав «Я так и знала, что у тебя не получиться, смотри, как надо».

Крик. Вот универсальная реакция, на все поступки других. Особенно хорошо действует на детей. Не сдерживайтесь, демонстрируйте другим свое превосходство. Вы же умеете все в этой жизни. Не то, что они. Вам противно кричать? Ну хорошо, не надо. Мы добьемся отличных результатов и без крика. Окружите всех поистине «материнской заботой». На любые поползновения окружающих что-то сделать реагируйте так: смотрите встревоженным взглядом и приговаривайте «Ой, не надо. Ты устанешь. Тебе тяжело будет. Я сейчас, сам (-а) быстренько все сделаю». Главное показать близким, что бы они не делали, результат будет один. Вы его похвалите. Если кто-то совершил плохой поступок, все равно хвалите его, хвалите всегда и за все. Кашу маслом не испортишь. Что человек ни сделает, хвалите.

И тогда можно с уверенностью сказать, что Вы быстро обучите своих близких беспомощности. Три вида последствий ведут к формированию «выученной беспомощности». Первое — это отсутствие последствий. «Как об стенку головой бьюсь». Второе — однотипные последствия. «Куда ни кинь — везде клин», или «Что ни шей, все равно суму получишь». Третий вид — асинхронные последствия, отсутствия видимой связи между действием и последствием действия. Здесь не действует правило, что «лучше поздно, чем никогда».

Выученная беспомощность проявляет свое коварство в том, что она обладает тенденцией к экспансии и распространяется в определенных условиях на те виды деятельности, которые не затрагивались в процессе самого «обучения». Так, человек, который сталкивается с непреодолимыми, искусственно созданными трудностями на службе и в то же время не решается ее покинуть, может через некоторое время обнаружить, что ему не удаются интимные отношения, он не в состоянии решать бытовые проблемы. Никто не может подсчитать, сколько импотентов обязаны своей импотенцией не жене, а начальнику, точно так же, как невозможно учесть, сколько потенциальных карьер рухнуло вследствие хронических личных неудач.

Один из лучших авторов по теме «выученная беспомощность», профессор Пенсильванского Университета Мартин Селигман полагает, что выученная беспомощность, нарушение связи между поведением и его результатом — причина депрессии. Согласно концепции Селигмана, выученная беспомощность развивается в случае, если человек полагает, что неудачи будут преследовать его не только в этой конкретной ситуации, но и в любой другой, с которой он столкнется, не только сегодня, но и в будущем. А важнейшим условием такой установки на глобальность и стабильность неудач является уверенность человека, что во всех своих неудачах повинен он сам (его бездарность, глупость, безволие, неумение справиться с трудностями), тогда как успех, если он вдруг приходит, обусловлен случайным удачным стечением обстоятельств или чьей-то помощью.

Лекарство от беспомощности

Выученная беспомощность ослабевает перед уверенностью, что неудачи случайны и связаны с неблагоприятным стечением конкретных обстоятельств, только здесь и сегодня, а успех определяется собственными качествами человека, его способностью самостоятельно решать трудные задачи. Таким образом, достаточно высокая и устойчивая самооценка, самоуважение к себе как личности — важнейший фактор противодействия выученной беспомощности.

Если человек на протяжении длительного времени не сталкивается с проблемами, требующими от него серьезных интеллектуальных усилий и изобретательности, если он в 100% случаев и без всякого напряжения решает свои задачи — обученная беспомощность перед лицом трудностей наступает очень быстро (несмотря на положительный, на первый взгляд, предшествующий опыт). Но если человек сталкивается с действительно трудными проблемами, требующими мобилизации его интеллектуальных, моральных и физических сил и справляется с ними в ряде случаев — выученная беспомощность неспособна поселиться в его поведении, особенно если такая тренировка происходит в детстве.

Что же при этом тренируется? Тренируется и развивается при этом способность к поисковому поведению, поисковой активности — активности, направленной на изменение ситуации, при отсутствии стопроцентного прогноза результатов собственной деятельности, но при постоянном учете уже достигнутых результатов. Важно подчеркнуть, что именно поисковая активность как процесс, даже независимо от прагматического результата, повышает сопротивляемость организма и к болезням, и к выученной беспомощности, которая представляет собой отказ от поиска.

Понятно, почему выученная беспомощность кормится неизменными и легкими удачами — ведь при этом формируется стопроцентный положительный прогноз, отпадает необходимость в поисковой активности, и она детренируется. Понятно также, почему выученная беспомощность крепнет от постоянных поражений, преследующих с раннего детства — при этом формируется неизменный отрицательный прогноз и обесценивается поисковая активность. Напротив, чередование побед и поражений, как это обычно происходит в жизни, формирует неопределенный прогноз и ощущение зависимости результатов от собственных усилий, что способствует тренировке поисковой активности и «иммунизирует» к выученной беспомощности.

Неудачи мужчины в личной жизни проецируются на его карьеру, на общение с друзьями, на отдых, превращая его в полного неудачника, уже давно и практически неизлечимо болеющего выученной беспомощностью. Знакомство и соблазнение — творческие задачи, которые не имеют однозначного решения. Именно для них важна активная поисковая деятельность и уверенность в успехе.

Есть еще один очень важный аспект проблемы. Поисковая активность успешнее стимулируется задачами, не имеющими однозначного решения, а не задачами, ответ на которые полностью предопределен исходными условиями. Чем более «открыта» задача, чем ближе она к творческой и чем дальше от однозначной формальной логики, тем важнее для ее решения поисковая активность.

Таким образом, лекарством от выученной беспомощности являются:

  • самоуважение к себе как личности,
  • способность к поисковому поведению,
  • уверенность в успехе,
  • постановка задач, не имеющими однозначного решения.

Профилактика беспомощности

Выученную беспомощность гораздо легче предупредить, чем лечить: родители должны обеспечить и показать ребенку возможности контроля над внешней средой, должны предоставлять ему синхронную и разнообразную обратную связь — разную в ответ на разные его действия. То же требуется и от руководителей коллективов, если они хотят иметь инициативных и компетентных (а не беспомощных) сотрудников. В форме простых правил можно сформулировать основные принципы поведения, которое помогает другим избежать беспомощности, своего рода рекомендации по ее профилактике.

Правила по профилактике выученной беспомощности:

1. Последствия должны быть. Если жизнь стала однообразна и скучна, то зачем же она нам такая? Познакомьтесь сами и познакомьте партнера с разными сторонами реальности, покажите ему, что именно он (она) может жить и по другому. Предоставьте возможность другому самому найти нужные ему последствия. Не только окружающая среда, но и вы сами создаете последствия. Постарайтесь чаще бывать с ребенком, мужем, женой, сотрудниками — самим собой и своей речью восполнить дефицит последствий.

2. Последствия должны быть разнообразными. В ответ на разное поведение ваших сотрудников, вашего ребенка или супруга, вы теперь ведете себя разным способом. Вы злитесь, если он что-то сделал неправильно, радуетесь, если поступки партнера вам приятны, и — вы проявляете свою радость или злость, все многообразие ваших чувств, стараясь указывать точно, с каким именно поведением эти чувства связаны. Не ограничивайтесь обнародованием взысканий, пусть даже — и разнообразных взысканий. Дополните «перечень штрафов» «перечнем поощрений». Старайтесь уравновесить баланс хороших и плохих действий балансом хороших и плохих последствий.

3. Промежуток времени между поведением и последствиями должен быть минимальным. Не оттягивайте с реакцией, реагируйте тотчас же и разнообразно. Особенно это важно в случае экстремального поведения, необычно хорошего или необычно плохого.

4. Случайные реакции лучше постоянных. Действительно, достаточно глупо выглядят попытки постоянно сопровождать любое поведение партнера своими реакциями. Это и не нужно. Множество специально организованных исследований показали, что несистематические и случайные последствия лучше действуют, чем постоянные. Спустя некоторое время ваш партнер сам научится видеть последствия — без вашей помощи. Помогайте ему в этом время от времени. И ваш партнер, ребенок, ваши сотрудники приобретут веру в себя, инициативу и оптимизм. Вы же этого хотите? Помощь — это активизация внутренних ресурсов человека для того, чтобы он сам мог справиться со своей проблемой. Милтон Эриксон говорил, что в человеке есть все необходимое для того, чтобы решить любую возникшую у него проблему.

Источники:

sportzal.com/post/2743/
borisovalife.ru/chto-takoe-vyuchennaya-bespomos...
quaest.livejournal.com/126810.html

URL
   

Murisya

главная